Какое топливо лучше?

Эволюция человека через призму топлива

Наверное, сколько в мире наук, столько и взглядов на развитие человека. Одни оценивают, за сколько миллионов лет амеба превратилась в Homo sapiens. Другие – как быстро от примитивных орудий труда человек перешел с самой современной технике. Мы же попробуем оценить, насколько людям удалость эволюционировать в плане топлива.

Пещера, костер и люди в звериных шкурах вокруг – знакомая со школьных лет картинка. Так ли это было, оставим на совести ученых. Но вот то, что на протяжении многих веков дрова здорово выручали человека – это аксиома.

Ими отапливали дома, готовили пищу. Тусклые лучинки блекло освещали незамысловатые избушки бедняков, а в каменных дворцах вельмож мастера печных дел возводили массивные камины. То есть, дрова повсеместно выступали основным видом топлива, и альтернативы им не было.

Такая зависимость приводила к достаточно плачевным последствиям, результатом которых являлись “блуждающие” города. Один из наиболее ярких исторических примеров – Аддис-Абеба (столица Эфиопии). Его координаты постоянно менялись в зависимости от степени вырубки лесов. А массивы этих самых лесов катастрофически уменьшались…

Первой тревожной ласточкой стал топливный кризис в Англии (XIX век), по тем временам в разы опережавшей другие страны в развитии промышленности. Дровам нужна была замена, и она достаточно быстро нашлась.

Этот материал не был открытием. То, что уголь горит, люди знали давно. Но его добычей всерьез никто не занимался. Да и использование угля доставляло определенные неудобства. Он не разгорался от спички, а для того, чтобы отапливать ним дома, требовались определенные навыки.

Но достаточно быстро люди научились пользоваться углем. И уже к 1910 году, в соответствии с мировой статистикой, топливный баланс уверенно пошатнулся в пользу угля. По сравнению с другими видами топлива, его доля составляла 65% (для сравнения, доля нефти – 3%, газа – 0%).

Но все же полностью уголь дрова заменить не смог. В местах, где лесов было вдоволь, люди продолжали, наряду с углем, пользоваться дровами.

Если бы человеку середины XIX века рассказали, что женщины будут готовить еду на газовой плите, а ночные города – освещаться яркими неоновыми огнями, он, в лучшем случае, счел бы рассказчика фантазером.

Но, тем не менее, газ уверенно шествовал по планете, стремительно охватывая самые большие города: Лондон, Париж, Нью-Йорк, Берлин, Петербург. Первые осветительные рожки работали благодаря выделяемому из угля газу. Но уже к середине XX столетия его все больше начал заменять природный газ, стремительно захватывая как области промышленности, так и сферу быта.

Эта черная маслянистая жидкость вышла на арену практически одновременно с углем, и поначалу ее применение было поистине скудным. Но к 70-ым годам прошлого века добыча нефти настолько возросла, что оставила позади все остальные виды топлива.

Так, статистические данные этого периода говорили, что на первом месте топливного баланса была нефть (35% от общей добычи топлива), на втором – уголь (30%), затем газ (20%) и дрова – (10%). На долю других топливных носителей (электростанции и атомная энергия) оставалось всего лишь 5% от общего баланса.

В наши дни динамика добычи газа и нефти продолжает неуклонно расти, постепенно вытесняя все остальные виды топлива. И дело даже не в том, что дрова или уголь хуже горят. Просто современный человек чрезвычайно ценит комфорт. И, эволюционируя, он неохотно береться за лопату, чтобы забрасывать в топку уголь.

Куда как удобней поставлять топливо в дома или на предприятия посредством насосов и трубопроводов, а готовить еду не в печи, а тем более, не на костре, а на современной газовой плите. А стремительное развитие транспорта, похоже, еще надолго сохранит эту тенденцию.

В пользу этого говорят и замеры параметров теплоотдачи. Так, при сгорании топлива выделяется:

  • нефть – 46 тыс кДж
  • 1м3 газа – 38 тыс. кДж
  • 1 кг угля – 29 тыс. кДж.

Как видим, наиболее целесообразными в плане использования являются газ и нефть. А эволюция человека через призму топлива достигла очередной, очень значимой ступеньки, которая ставит добычу и использование нефти на лидирующие позиции.